Одним из авторов, пробуждающих душу человека, его мечту и веру в будущее, по праву можно считать Александра Грина. Его книги пронизаны добротой и светом.

Мне хочется поделиться с вами моим Грином — тем, который открылся мне ещё в детстве, тем, книги которого я не раз с восторгом перечитывала в юности, и тем, простоту и мудрость которого восхищает меня сегодня.

Назову те несколько причин, которые побуждают меня это сделать.

Прежде всего, это удивительно точные, емкие и образные эпитеты, переворачивающие душу и вызывающие в ней целую бурю эмоций. Во-вторых, это богатство внутреннего мира героев, их цельность и устремление к мечте. В- третьих… Впрочем, давайте по-порядку, вы сами скоро поймете.

Наверное, каждому школьнику известна сегодня феерия “Алые паруса”,  написанная Грином 23 ноября 1922 года.

Два мира…

Посмотрите, Грин не зря противопоставляет в ней два совершенно противоположных мира: мир нехитрых радостей и тяжёлых будней Ассоль, выросшей в нищете, но привыкшей раскрашивать убогость окружающего богатством своего внутреннего мира, своей фантазии. Чего стоит одна только ее игра с лодочками по дороге в лавку, разговор с деревьями, с жучками, её  глубокая любовь к отцу, сумевшему, несмотря на внешнюю угрюмость и недоверие к людям, не задушить в девочке её стремление к мечте. Когда Ассоль, задыхаясь от восторга, пересказала отцу слова писателя, он не стал отбирать у неё “такую сказку”, хотя и знал, что в реальной жизни ей попадутся, скорее всего, не алые, а серые и чёрные паруса.

 

С другой стороны мы видим полный роскоши и достатка мир маленького Грея, в котором он задыхался, не находя выхода “бунтарской своей натуре”. Но в сердце маленького бунтаря жило что-то такое, что не позволяло ему пройти мимо горя и боли простых людей: будь то ошпарившая руку кухарка, неосторожными словами подсказавшая ему, что, если хочешь помочь другому, ты должен испытать его боль на себе, или горничная — бесприданница, которой великодушный Грей отдал все свои детские сбережения. Эта способность к состраданию, умение “услышать” другого и научила его понимать “подсказки” жизни.

По наитию

И эта картина с морским пейзажем, перевернувшая душу Грею, подсказавшая ему его призвание и вызвавшая неукротимое желание стать “дьявольским м моряком”, тоже стала жизненной подсказкой, как встреченная им впоследствии спящая Ассоль, заставившая “иначе” увидеть её. Как точно было описано его состояние “ все дрогнуло и усмехнулось в нем”. Когда Грей, движимый интуицией, надел Ассоль своё кольцо на палец, он ещё не знал ни об алых парусах, ни о том, что жители Каперны называют девушку полоумной — он просто слушал подсказки жизни, двигаясь по наитию. И Ассоль, и Грей видели мир по-своему, и пробуждали в людях, которые их окружают иное виденье мира. Взять хотя бы разговор Ассоль с Филиппом-угольщиком. Когда она сказала ему о зацветающей корзине, он, пусть на одну минуту, но смог увидеть это.

Чудеса своими руками

Ассоль и Грей нашли друг друга, два противоположных мира встретились, но лишь благодаря тому, о чем сказал Грей в разговоре с Пантеном: “нехитрая истина” Грея состоит в том, чтобы делать чудеса своими руками: “…когда душа человека таит в себе зерно пламенного растения — чуда, сделай ему это чудо. Новая душа будет у него, и новая у тебя”. Лучше, по- моему, и не скажешь.

И когда Ассоль, получив последнюю подсказку через жучка, настойчиво пытавшегося привлечь её внимание, и застрявшего в книге, которую она читала, на слове “смотри”, увидела долгожданные, обещанные ей алые паруса, кто, кроме автора, смог бы точнее передать то, что она почувствовала: “с головокружительно падающим сердцем, вспыхнув слезами неудержимого восторга и потрясения”. Боясь ошибки, недоразумения, она “вбежала по пояс в тёплое колыхание волн” — и получила своё чудо. Оно оказалось именно таким, каким она ожидала его увидеть.

Феерия образов

Эта удивительная история и не могла называться иначе, чем феерия — ведь она вызывает в любом читателе, будь он даже самым заядлым скептиком, целую феерию совершенно разных, противоречивых чувств. То описание удивительного счастья, которым Грин охарактеризовал состояние Ассоль после встречи с Греем, является индивидуальным, только гриновским, и невольно заставит улыбнуться даже самого черствого человека: “счастье сидело в ней пушистым котенком”. Легко представить себе крохотный пушистый комочек, уютно свернувшийся и мурлыкающий где-то у тебя в груди.

На этом забавном моменте мне хочется оставить вас задуматься и поразмышлять немного о том смысле нашей жизни, который совершенно по- новому откроется вам после того, как вы перечитаете книгу Алексанра Грина.