Заза Бурчуладзе «Растворимый Кафка»

Сборник рассказов современного грузинского прозаика помещается в 120 страниц, но включает в себя несколько миров.
И, несмотря на принадлежность к довольно «низкому» пласту литературы — так называемому поп-литу, заслуживает вашего внимания.

Героиня одноимённого рассказа — молодая девушка из тбилисской тусовки, встречает молодого писателя по имени Заза Бурчуладзе и гуляет с ним по городу. Выводить самого себя в качестве главного героя — не очень распространённый приём, хотя и красивый. Вероятно, это можно трактовать как отсылку к уэльбековским «Элементарным частицам», где в далеком 1998-ом французский писатель так же сделал одним из героев себя. Подобный метод позволяет не только полюбоваться на себя со стороны и создать нужный образ, но и дать своему герою (себе) слово.

Так вот, Заза Бурчуладзе там эдакий грузинский Фредерик Бегбедер: рассказывает девушке, которая думает только о том, как бы незаметно выпустить газы, библейские притчи, а еще водит ее по музеям, театрам и паркам. В последнем они нападают на пожилого мужчину и оскопляют его. Но это еще не все — крайнюю плоть они надевают на цветок и дарят Андрею Кончаловскому. К слову, под своими именами в «Растворимом Кафке» фигурируют многие представители грузинской элиты и никто на писателя не обижался — потому что это все-таки искусство.

Другие два рассказа, «Фонограмма» и «Семь мудрецов», стоит читать только в том случае, если вы уважаете сюрреализм как концепцию. Прозу Зазы Бурчуладзе следует воспринимать исходя не из нарратива, а из смыслов, которые раскрываются только при известной доле начитанности. Но и как вариант медитативного, погружающего в себя чтения подойдут.

К слову, к писателю на родине относятся серьезно — его книги массово сжигаются православными активистами и становятся поводами для резкого высказывания известных политиков. В том же «Растворимом Кафке» общественность возмутило описание груди патриарха (да, серьезно).

На русском языке его книг, спасибо переводчикам, предостаточно — есть и роман про войну 2008 года «Abibas », и совсем сюрреализм, как в «Растворимом Кафке». На вкус и цвет каждого, как говорится.